Что управляет рынком цветных металлов?

text1Производственная статистика цветных металлов по итогам 2014 г. в большинстве случаев не слишком обнадеживающая.

Мировой выпуск алюминия, благодаря Китаю, вырос на 4,2%, тогда как потребление – меньше чем на 3%, по последним данным World Bureau of Metal Statistics (WBMS) излишки составляют 661 тыс. т (почти вдвое больше, чем в начале года).

Выпуск меди также активно рос – более чем на 6% -на фоне плавного сокращения спроса (-2%), в результате чего избыток металла на рынке вырос с 235 тыс.т в конце прошлого года до 338 тыс.т. Та же картина у олова, выпуск которого вырос на 2%, а спрос сократился на ту же величину.

Немного лучше ситуация с никелем, добыча и выплавка которого выросли на 10% и 7% соответственно, а потребление – только на 5,4%. Наблюдаемый излишек оценивается в 74,6 тыс. т, но это лучше положения в начале года, когда «лишнего» никеля было 130,8 тыс. т. Росло потребление и цинка (+5,8%), однако вкупе с накопившимися ранее излишками и увеличением объемов выпуска этого металла на 3,8%, International Lead and Zinc Study Group (ILZSG) оценивает избыточное количество металла на рынке в 44 тыс. т (WBMS дает вдвое большую цифру – 83 тыс.т).

Единственным металлом, который сейчас демонстрирует дефицитность, является свинец – по данным ILZSG, его производство по итогам января–июня 2013 г. составило 5,275 млн т (+4,4%), а спрос – 5,315 млн т (+6,8%). Оценка WBMS и здесь значительно выше – 186 тыс.т. Хотя обе группы сходятся в том, что еще в начале года и этого металла на рынке было в избытке…

Так, алюминия в мире производится не просто много, а очень много относительно текущих потребностей в нем. В значительной степени – благодаря Китаю, где с перепроизводством вроде как борются, а по факту – не очень. Деятельность китайских заводов перекрыла спад производства в Европе, Австралии, Южной Америке и многих азиатских странах – соответственно, оказалась губительной для алюминиевой промышленности этих стран.

Рынок меди в последнее время производит впечатление оплота спокойствия среди биржевых товаров. Да, цены на нее плавно упали вместе с остальными, но она остается единственным цветным металлом, котировки которого пока остаются ощутимо выше себестоимости ее производства.

Никель – пожалуй, главный «неудачник» посткризисных лет. Состояние рынка очень точно описал аналитик Standard Bank Леон Вестгейт: «Если говорить по существу, то никель был и остается в довольно «плохой форме». Просто на рынке очень много рафинированного металла, которому суждено либо конкурировать с ферроникелем и никелевым чугуном, либо пополнить склады LME».

Основные его потребители – заводы по производству нержавеющей стали – сейчас сами сидят на мели, поскольку экономический спад очень сильно затронул перерабатывающую промышленность, на которую они были ориентированы. В результате основное внимание сейчас сосредоточено на ситуации с поставками никеля, дефицит которых мог бы поддержать цены.

Свинец практически полностью ориентируется на состояние автомобильной промышленности – ведь 80% всего производимого свинца используется для выпуска аккумуляторов. Причем США, Китай и Япония в последние 2 года демонстрируют весьма неплохие показатели в этой области, фактически компенсируя спад в Европе.

Подводя итоги, хочется сказать, что мировой экономический кризис оказал на цветную металлургию совсем не то влияние, которое ожидалось. Проблема не столько в сокращении спроса и спаде производства. Она в очередном и стихийном «набеге стада» инвесторов, мечущихся в поисках кубышки, куда можно было бы вложить свои деньги на сохранение и преумножение. Итог — очередное появление слона в посудной лавке.

Для производителей такое губительно – цены начинают формироваться в отрыве от спроса и предложения, прогнозируемость бизнеса падает, а значит, и сокращается количество желающих им заниматься. Рано или поздно это приведет к застою, выход из которого будет очень нелегким – ведь придется вспоминать, как это самое производство работает …

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.